Разумеется, это не усадьба колхоза в советском понимании, это единое гигантское помещение для хранения овощей, внешне чем-то напоминающее космическую станцию с присоединяемыми модулями. Площадь – минимум шесть футбольных полей.
 
Тысячи метровых деревянных кубов рядами в пять-шесть этажей обступили овощехранилище. Именно в этих контейнерах минувшей зимой хранились овощи, привезенные со всего региона. Технологии микроклимата ангаров, которые перед строительством прошли аэродинамическое моделирование, подтвердили свою состоятельность. Потери при хранении картофеля, лука, свеклы составили невозможные для России 2 (!) процента.
 
С высоты деревянной пирамиды можно увидеть словно расчерченные по линейке ряды картофельных грядок. На самом дальнем поле еще работает трактор с сеялкой. Последний день первой посевной нового агропредприятия.
 
– Красивое слово «импортозамещение» должно наполняться конкретными результатами. Мы услышали призыв заниматься сельским хозяйством. Просчитали бизнес-модель аграрного предприятия. Поняли, что она эффективна. И начали вкалывать, – рассказывает руководитель хозяйства «Богатый урожай» Андрей Роцько.
 
Итак, последний день первой посевной. 300 гектаров, из которых 282 – картофель, остальное – свекла. Эти поля не видели тракторов уже 15 лет.
 
– Не поверите, но прошлой осенью здесь был настоящий лес, – до сих пор не верит в сделанное главный агроном «Богатого урожая» Павел Лесных. –Труд колоссальный! Огромные ресурсы – и человеческие, и техники. Но отсеялись хорошо, в план уложились. А оставшиеся корни и камни теперь уже осенью вместе с урожаем будем убирать. Думаю, за год-два приведем землю в нормальное состояние. Будем пахать, пласт оборачивать, агротехникой заниматься… Доведем до ума обязательно!
 
В принципе для успешного бизнеса хватило бы и современного овощехранилища. Технологичность, линия сортировки, мойки и упаковки продукции вкупе с удачным расположением с точки зрения логистики решают одну из главных проблем сельского хозяйства – хранения урожая. Выращивать самим у нас почему-то считается невыгодно.
 
Особую и крайне важную роль, по словам руководителя «Богатого урожая», играет техника. К ее выбору здесь подходили скурпулезно. Принцип цена-качество еще никто не отменял. Роцько с сожалением констатирует, что и в этом вопросе отечественные структуры агропромышленного комплекса помочь не смогли. Российская техника пока не может составить серьезную конкуренцию немецкой Grimme. Вместе с тем Росагролизинг не работает с немецкими производителями. «Мы бы с удовольствием использовали российскую технику и брали бы ее в лизинг у наших государственных компаний. Но не работает наш отечественный опрыскиватель, что тут сделаешь!» – восклицает Роцько.
 
О важности каждой мелочи он рассказывает, стоя у немецкой сеялки. Открывает крышку и обращает внимание на механизм, который отвечает за количество посадки картофеля на квадратный метр. Можно выставить даже диаметр клубней…
 
Все эти клубни отбирали с особым пристрастием. Каждая партия семенного материала лучших российских производителей прошла лабораторные исследования и фитосанитарный контроль. В соответствующем ведомстве даже устали от щепетильности «Богатого урожая». Исследовали и пробы земли. Это все к вопросу о мелочах. О глобальных вещах Андрей Роцько снова говорит с недоумением:
 
– О финансовой помощи сельскому хозяйству идут только разговоры. Не только в Тверской области. Очевидно, что всем не хватает дешевых денег для развития. Приходим мы в тот же Россельхозбанк, просим 100 миллионов рублей хотя бы под 10 процентов. В ответ слышим: такой-то коэффициент не делится на другой коэффициент, извините. Другой аргумент – у вас выручки нет. А откуда у нас выручка, если мы только-только построили хозяйство? В то же время специалисты банка приезжают к нам, смотрят, ходят, хвалят: «Мы думали, что в поле приедем, а тут уже все есть. Можно мы для себя пофотографируем?» Такая вот «поддержка» отечественного сельхозпроизводителя получается.
 
Рядом с «Богатым урожаем» пустующей земли – взглядом не окинуть. Тяжелой земли. С предложением вернуть ее в сельхозоборот руководство хозяйства обращалось в региональное правительство еще осенью прошлого года. Чиновники поддержали, обещали оперативно решить вопрос с арендой. «Семь месяцев наши предложения лежат в кабинетах, а лес растет», – констатирует Андрей Роцько. Он смотрит уже на год-два вперед, понимая, что для севооборота нужно будет еще минимум 1500 гектаров…
 
Сегодня в «Богатом урожае» трудится около 50 человек, абсолютное большинство – из соседних деревень. За работу люди держатся: зарплата хорошая, дом-семья рядом.
 
За все время за пьянство уволили четверых. В этом плане у руководства хозяйства рука жесткая. По-другому результата не добьешься, считает Роцько. А будет результат – и социальная инфраструктура в деревни вернется. Нью-Васюки здесь никто не строит, просто создают предпосылки к их появлению.
 
– Сейчас санкции действуют, когда-нибудь их отменят, однако, по большому счету, это неважно. Есть пошаговый план, который необходимо реализовывать с максимальной ответственностью. Вкалывай, – вновь употребляет просторечное слово Роцько, – и получай результат. К земле должно быть профессиональное отношение!
 
Нескончаемые ряды деревянных ящиков перед овощехранилищем дезинфицирует один человек с небольшим дизель-генератором и «Керхером». Он тоже из местных. Зарплата – около тысячи рублей в день. Солнечных дней до сентября ему хватит. А потом он перейдет к сортировке урожая. И выращенная картошка будет сыпаться в эти самые ящики, которые перезимуют под крышей в микроклимате «Богатого урожая». 
 
Источник: tverigrad.ru/